Брат Розарий

Блаженный адвокат Бартоло Лонго

 (1841-1926)

 

Жизнь доктора Бартоло Лонго отчетливо показывает нам, что для Бога нет безвыходных случаев. Признанный адвокат, сомневающийся и ищущий интеллектуал, безнадежно оказавшийся в плену спиритизма и оккультизма, Бартоло глубоко ощутил мощное воздействие простой верной молитвы розария, через которую друзья своевременно вытащили его из духовного болота.

Разве это еще не актуальнее и для нашего времени, со множеством нехристианских течений духа, которые притесняют нас и в которые более или менее осознанно оказываются втянутыми даже практикующие католики? Бартоло Лонго – спасенный через розарий – на протяжении всей жизни оставался глубоко убежденным, что через настойчивую молитву розария можно стать святым.

 

 

 

 

Пристрастный, но хороший

 

10 декабря 1841 года в Латиано в Южной Италии врачу Бартоломео Лонго и его молодой жене – оба из уважаемых домов - был дарован сын. Маленький Бартоло – несложный ребенок, проводящий вместе со своей старшей сестрой  и младшим братом счастливое детство. Нежная мать всегда имеет время для своих маленьких и умеет вложить в их сердца большую любовь к Марии и сострадание к страдающему Иисусу. Как само собой разумеющееся они сопровождают маму при уходе за больными, бедными, охотно и верно молятся вместе розарий. С малых лет «Бартолючио» имел чуткий разум и огненный характер. Он живой, шутливый сорванец. Как тогда было принято, в 6 лет Бартоло тоже был отдан в интернат в Францавиллу Фонтана. В его природе - учиться с полной самоотдачей, читать и страстно играть на пианино. При этом он, однако, не забывает молитву розария, которая объединяет его с любимой мамой.

Мальчик в 10 лет теряет отца, и после 13 лет учебы вдохновленный музыкант, который даже основал оркестр, на отлично сдает экзамен на аттестат зрелости.

 

 

Далеко, далеко заблудший

 

Бартоло решает стать адвокатом и наслаждается свободной студенческой жизнью в Неаполе. Молод, элегантен, привлекателен и интеллигентен, его дни насыщены учебой, музыкой, игрой на пианино и обществом с друзьями.

Все меньше, а вскоре и вообще не остается времени на молитву. Либеральные и антиклерикальные течения в университете и лекции Гегеля и Ренана негативно влияют на студента  с разносторонними интересами, так, что он в итоге не только оставляет всякую религиозную практику, но и, в растущей ненависти к Церкви, заходит настолько далеко, что полный рвения организовывает публичные антиклерикальные конференции и восхваляет тех, которые оскорбляют священников. Хотя Бартоло в 23 года был блестящим адвокатом, все же его внутренняя нищета росла.

29 мая 1864 года один друг взял молодого доктора с собой на сеанс спиритизма. Все начинаетсяс как игра, но, спустя несколько месяцев, Бартоло оказывается настолько во власти спиритизма и магнетизма, что сам вскоре становится медиумом и, в итоге, священнослужителем спиритизма. Чтобы достигать все новых темных познаний в практике культа, Бартоло строго поститься и спит все меньше, и все же ни коим образом не находит желаемый ответ на свое сомнение.

С выраженной утомлённостью и депрессией он еще больше расшатан нервно с навсегда подорванным здоровьем. И все же он еще может собраться с духом, чтобы посетить своего друга по гимназии, профессора Винценца Пепе, великого мыслителя и исключительного знатока Святого Писания, глубоко набожного человека исполненного чистоты.

 

 

Радикальное обращение

 

Напуганному и озабоченному состоянием Бартоло Лонго профессору удается взять со своего друга обещание довериться и исповедаться о. Альберто Раденте, глубокодуховному и высокообразованному доминиканцу. Какой огромный и тяжелый шаг для запутавшегося адвоката, который соглашается, конечно же, нехотя! Еще один ужасный год должен был пройти, пока он, побуждаемый внутренне, наконец, посещает исповедальню о. Раденте в часовне Св. Розария Порта Медины.

В это день, 28 мая 1865 года, произошло нечто великое, что Бартоло Лонго позже описывал так: «В незабываемый день Мария, Прибежище грешникам, Царица Розария совершила большое чудо благодати на одном большом грешнике».

В слезах 24-летний адвокат исповедуется у о. Раденте и счастливо ощущает внутренний мир, исходящий из прощения Божьего. С большой любовью святоподобный священник заботится о новообращенном и делает для него доклады. Чтобы вывести его из спиритизма, он, прежде всего, вкладывает ему в сердце молитву розария. Спустя месяц – в праздник Святейшего Сердца Иисуса – в июне 1865 года – прежде «заблудший сын» принимает Святое Причастие и окончательно возвращается в лоно Церкви.

 

 

Новая жизнь посреди хороших друзей

 

Адвокат Лонго не является человеком, делающим дела на половину. После своего обращения 25-летний в последний раз посещает сеанс спиритизма, возвращает свой членский билет, поднимает вверх медальон Девы Марии и громко говорит: «Я отрекаюсь от спиритизма, который нечто иное как лабиринт заблуждений и лжи!» На насмешки и издевательства он не обращает внимания. Затем он идет на студенческую встречу и в кафе, где он публично осуждает спиритизм и мужественно свидетельствует о своей католической вере.

Состоятельный, хорошо выглядящий, культурный, доктор Лонго мог бы быть хорошей партией и действительно близок к тому, чтобы  помолвиться. Он уже на пути в Неаполь, чтобы купить своей невесте украшения для свадьбы, когда профессор Пепе и о. Раденте серьезно напоминают ему о его обещании, которое он дал после своего обращения: «Разве ты уже не помнишь, что пообещал искупить грехи своей молодости  через апостолат для Господа?»

Жертва тяжела. Решающее укрепление дает озаренный отец-редемпторист Эмануил Ребера: «Господь желает совершить через тебя большие дела. Ты призван исполнить очень важную миссию». В итоге, Бартоло оставляет свою профессию адвоката и идет в бедные кварталы Неаполя, чтобы нести апостольское и каритативное служение. В больнице для неизлечимо больных он заботится о покинутых. Там, посреди большой человеческой нищеты, он, однако, встречает и святого священника, Луиджи Авелино, который уже 11 лет парализован. Ежедневно этот беспомощный человек звонит в колокольчик, чтобы собрать больных на молитву розария. И Бартоло молится вместе с ними и все глубже понимает, что его задача целиком и полностью служить Марии и приносить ее ближе к людям.

В праздник Розария в 1871 г. он, 30-летний, торжественно посвящает себя Матери Божьей и о. Раденте принимает его как «Фра Розарио», «Брата Розария» в третий орден Св. Доминика.

Бартоло Лонго имел самое большое счастье быть окруженным благородными, стремящимися к христианскому совершенству друзьями. Большинство из них он узнал в монастыре, основанном графиней Катариной Вольричелли, ставшем для него духовным отчим домом. Лишь там он по настоящему осознаёт, что его обращение было подготовлено и выстрадано его теперешними друзьями через сознательные жертвы и молитву. Там он встречается и с глубоко верующей графиней Марианной де Фуко (1836-1924), очень состоятельной и благотворительной вдовой  с пятью детьми, которым он дает уроки. Безвозмездно искусный адвокат управляет и унаследованными ею от графа де Фуко далеко простирающимися владениями, размеры которых она даже не знала.

 

 

 

Хочешь спасения, тогда молись розарий

 

В месяце розария  1872 г. Бартоло в первый раз ступает на графские владения в части Помпей, недалеко от элегантного римского города Помпеи, который когда-то был полностью разрушен лавой Везувия. «Этот одинокий, печальный кусок земли можно было бы назвать «несчастной долиной», скажет он однажды, оглядываясь назад. Местные крестьяне и арендаторы в большинстве своем не могут не читать, не писать, суеверны и полны страха перед разбойниками и землемерами. Их материальная нужда и еще большая моральная нищета глубоко потрясает 32-летнего доктора Лонго. Ни школы, ни управления, лишь наполовину разрушенная церковь, в которой стоит сломанный деревянный алтарь. Духовная пустыня!

Бартоло несколько дней бесцельно разъезжает по местности, печальный и подавленный также и воспоминаниями о своем греховном прошлом. Неожиданно он слышит внутренний голос: «Если ты хочешь спасения, распространяй розарий!» И с поднятыми к небу руками он обращается к Марии и громко взывает: «Если то, что ты пообещала Св. Доминику, правда, что каждый, кто распространяет розарий будет спасен, то я буду спасен, потому что я не оставлю эту часть Помпей, раньше, чем распространю здесь розарий!»

Подобно Арскому пастырю, он начинает посещать отдельные крестьянские семьи и дарит мужчинам, женщинам, детям розарий. С большим терпением и старанием он собирает непросвящённых в разрушающейся церкви на молитву. Один за другим должен сначала выучить Радуйся Мария. Это … духовная борьба, и примитивную жизнь в одиночестве часто было тяжело вынести. Но Бартоло, который сам был спасен через Розарий, твердо убежден, что каждый настойчиво молящийся розарий, становится не только набожнее, но и лучше. Умно он использует каждую возможность, принести людям ближе эту простую, но могущественную молитву. Так, к примеру, он основывает братство, которое сопровождает умерших на кладбище, при этом молятся розарий

Спустя год, в праздник Розария 1873 г., он в первый раз пытается вдохновить население на красивый Марианский праздник. Все готово: музыкальная капелла, лотерея, освещение, и о. Раденте прибыл в качестве духовной опоры, чтобы проповедовать о розарии. Но ужасный ливень в буквальном смысле слова повалил все в воду. Через год праздник в честь Царицы Розария увенчался большим успехом. В следующем году Бартоло отправляется в Неаполь, чтобы еще быстро приобрестис епископом  образ Царицы Розария. Он не находит ничего подходящего. Под давлением нехватки времени он обращается за советом к о. Раденте, который действительно имеет картину Царицы Розария, которую передал на хранение сестре Марии Концетте в монастырь Святого розария. Когда сестра увидела адвоката медлящего во взгляде на бесценную, поврежденную картину, она подбодрила его пророческими словами: «Возьмите ее! Через этот образ будет даровано много благословения!»

Еще в тот же день картина, завернутая в тряпки, была доставлена на повозке в Помпеи. Даже крестьяне, не понимающие в искусстве, разочарованы. Однако, когда спустя 3 месяца, 13 февраля 1876 года картина официально была выставлена в старой церквушке, все счастливо молились пред ней.

 

 

Все великое начинается незаметно и с малого

 

Во вдохновленном молитвой Бартоло все более возрастает желание построить достойный алтарь для образа Царицы Розария. Епископ Формизано из Нолы дал во время своего визита неожиданный совет: «Я предлагаю построить не только новый алтарь, но и новую церковь». И указывая на поле: «Да, вот место, где должна быть святыня в Помпеях! Ищите благотворителей и собирайте у добровольцев ежемесячно по грошу. Я дам Вам к этому еще 500 лир!»

Тотчас пламенный «Брат Розарий» начинает свои поездки по сбору пожертвований. Всех, кого он встречает, он воодушевляет своим неустанным старанием и своей мудрой речью о плане святилища Розария в Помпеях. Ночами он часами молится перед выставленным образом, пишет воззвания для газет, и ежедневно он сопровождает графиню  Марианну де Фуко, свою верную помощницу, в Неаполь, где она, со своей стороны, находит благотворителей в богатых аристократических кругах знакомых.

Известная влиятельная художница Анна Мария Лукарелли, обещает содействовать строительству церкви Розария, если ее племянница Клорида исцелится он тяжелых эпилептических припадков. Когда после одной новены к Царице розария еще не настало улучшения, Бартоло Лонго, на коленях перед благодатной картиной, тоже просит об исцелении: «Матерь, с розарием в руках, я напоминаю тебе о твоем обещании, что каждый желающий благодати, получит ее через святой розарий. Матерь, ты пожелала себе церковь в Помпеях. Матерь, подтверди же свое желание. Соверши чудо на Клориде» В тот же самый час по всему Неаполю разнеслась весть о полном исцелении девочки.

Спустя три месяца, в мае 1876 г., епископ в присутствии множества народа, положил камень в основании церкви, которую Мария открыто пожелала. Со дня, когда был официально выставлен ее отреставрированный образ, произошли сенсационные чудеса благодати! В первый месяц произошло 8 исцелений, среди которых были парализованный иезуит и умирающая мать семьи, которой Царица Розария явилась 8 июня 1878 г. и сказала: «Пресвятая Дева Розария исцелила тебя». Спустя десять лет насчитывалось 940 исцелений. Бартоло Лонго точно задокументировал их в своем журнале «Розарий и новые Помпеи», который он основал в 43 года. Как человек прогресса, он хочет через него заручившись вероучением и розарием победить заблуждения и антиклерикальные течения. Более 40 лет он издает журнал для более чем 100 00 читателей в стране и за рубежом.

Образ Царицы Розария быстро стал притягательным пунктом для ищущего помощи народа. Когда великолепная церковь и благодатный алтарь после 11 лет строительства 8 мая 1887 г. были торжественно освящены папскими легатами, народ ликовал, так как и высокочтимый благодатный образ был интронизирован. Благодарными дарителями он был богать украшен золотом, благородными камнями и короной из алмазов. С этого дня образ начал излучать духовную красоту и любовь, о которой Бартоло Лоного говорит: «Я убежден, что Мария сама чудесным образом преобразила свой лик».

Когда он передает копию Папе Льву XIII, то так называемый «Папа Розария» произносит пророческие слова: «Бог использует этот образ, чтобы вновь привести сотни тысяч к розарию».

 

После 14 лет совместной работы появляются слухи и злобная клевета о 44-летнем докторе Лонго и 49-летней графине де Фуко. В ответ на это оба едут в Рим и обращаются на прямую за аудиенцией к папе Льву XIII. Он с участием выслушивает их, молится короткое время и разрешает проблему следующими словами: «Адвокат, Вы свободны. Графиня, Вы вдова; женитесь и никто больше не сможет говорить плохо!»

Графиня скажет позже смеясь: «Хорошими друзьями мы поехали в Рим. Как брачная пара мы возвратились назад». В апреле 1885 г. состоялась свадьба, и последующие 39 лет глубоко чувственный Бартоло и мудрая Марианна дополняли друг друга в совместном апостолате, пока графиня не умерла на 2 года раньше Бартоло в возрасте 88 лет.

 

 

Живой Розарий

С течением лет вокруг святыни вырос «город Марии», «Новые Помпеи», с типографией, школами, приютами, госпиталем, почтой и телеграфом. Стараниями Бартоло Лонго возникли различные службы милосердия, которые развиваются и до сегодняшнего дня.

По праву его называют и «отцом сирот», в 1887 г. он подарил приют 15 маленьким девочкам-сиротам. Их, подобранных в бедных кварталах больших городов, он называл «живым розарием для Марии». Вскоре их уже в 10 раз больше, и «брату Розарию» удается основать для их воспитания конгрегацию сестер, которых он называет «Дочерьми св. Розария». Как адвокат самых бедных, он принимает сыновей заключенных: «Если я и не имею собственных сыновей, то все же имею сынов сердца, и это мальчики заключенных. Перед образом Матери Божьей молятся дети убитых и дети убийц. Кровь наивысшего мученичества освещает кровь всех». На вопрос об успехе своего воспитания Бартоло отвечает скромно: «Веру нужно иметь».

Некоторые противники побеждены и переживают большое обращение, так же и публицист Вердинойс, который в свое время вовлек молодого доктора Лонго в спиритизм. В 1921 году исполняется и его последнее желание: дом для дочерей заключенных.

«Какой чудесный человек!» говорит Папа Бенедикт XV, когда слышит об этом. «В 80 лет обычно думаешь о только о собственной хорошей смерти, он же напротив занят основанием новых дел!»

 

 

Молчаливо нести крест

Зависть  и тяжелая клевета, о том, что он расходует не по назначению собранные для церкви деньги, не обходят стороной основателя святилища Розария в Помпеях и становятся для него последним духовным очищением.

«50 лет я жертвовал все для Матери Божьей, а теперь меня называют вором и обманщиком!» жалуется он. «И все же Бог будет прославлен и через мое унижение, мое терпение, мое молчание. Нельзя оставлять дело Божие из-за унижений и препятствий, которые совершенно определенно исходят от человека и черта. Будем с еще большим упованием на Божью благодать трудиться дальше… ибо в конце Господь восторжествует».

Именно так и было: Папа Пий Х реабилитирует этого святоподобного человека полностью, и БенедиктXV, большой почитатель Бартоло Лонго, пророчествует о том, что должно исполниться в 1980 г.: «Мы возвысим его во славу алтаря!»

 

 

Я хочу увидеть мою Спасительницу

Еще за 20 лет до своей смерти Бартоло Лонго передал все свои дела Святому престолу и также отказался от своих личных владений в окрестностях Помпей. «Я беден и больше ничем не владею!» может сказать он своим сиротам в 84 года, после того как он дарит им свои папские знаки отличия. Бартоло живет рядом с часовней в маленькой простой комнате, рядом со «своими детьми», почти непрестанно молясь розарий.

В 1925 году излучающий столько мира старец еще имеет радость пережить 50-летний юбилей церкви. Но апостол розария - больной, бледный, худой, со старческими болями. Чем-то драгоценным являются для него духовные разговоры со своим лучшим другом, глубоко верующим 46-летним врачом Джузеппе Москати, который в 1987 г. будет причислен к лику святых. Бартоло Лонго в итоге умирает в преклонном возрасте 85 лет в месяце розария 1926 года со словами: «Мое единственное желание, увидеть Марию, которая меня спасла и спасет от злого». В праздник Царицы Розария ее апостол был погребен в крипте часовни рядом со своей женой.